EN
09 Июн 2017
Кому нужна пенсионная реформа?

Автор: Марина Руднева

Правительство разрабатывает пенсионную реформу, ключевой инициативой которой станет индивидуальный пенсионный капитал (ИПК). Основная мысль новации заключается в том, что граждане должны будут самостоятельно копить на свою пенсию, откладывая до 6% зарплаты на счет в выбранном НПФ.

В своем замысле идея неплоха, однако есть множество «но» для ее реализации. И в первую очередь это мотивация и вовлечение: как заинтересовать граждан отказаться от определенной суммы «живых» денег из своего текущего дохода, пусть даже в пользу будущей пенсии? Не исключено, что ИПК будет расценен как дополнительный налог, ведь ранее обязательные взносы платил работодатель, сейчас же это бремя ляжет на плечи самих работников. Сокращение дохода может спровоцировать волну недовольства у граждан и требований работников у работодателей повышения заработной платы на сумму отчислений в ИПК. По данным Росстата, сейчас среднемесячная заработная плата в стране составляет 36,7 тыс. рублей, и 6% от зарплаты для многих россиян — ощутимая сумма. Не исключено, что в такой ситуации многие граждане будут изыскивать способы оптимизировать это как издержки.

Можно заключить, что целевая аудитория, на которую ориентирована новая пенсионная система,— средний класс. Предполагается, что этот сегмент населения может и должен задумываться о своем будущем. Но и здесь есть свои препятствия, которые могут помешать популяризации ИПК. Первое и фундаментальное — российские граждане в своем большинстве не привыкли заботиться о своей пенсии самостоятельно. Этим всегда занималось государство через взносы, вносимые работодателем. И тут вопрос касается как раз государства и потери доверия к нему. За последние 15 лет правительство проводит уже третью пенсионную реформу. Недоверие к пенсионной системе заставляет граждан, владеющих сбережениями, вкладывать средства в альтернативные инструменты. После запуска ИПК правительству совместно с негосударственными пенсионными фондами предстоит провести масштабную работу, чтобы вернуть уверенность граждан в том, что отчисления на пенсионный счет будут представлять собой наиболее выгодную и надежную инвестиционную компоненту, нежели депозиты или недвижимость.

Еще один момент, на который стоит обратить особое внимание, обсуждая новую пенсионную реформу, это автоподписка. Изначально в ИПК предлагалось включить только тех, кто уже формирует свои накопления в НПФ, а «молчунов» оставить неактивными в этом плане пенсионного обеспечения. Но позже этот вопрос был пересмотрен и принято решение автоматически завести «молчунов» в ИПК. Именно тогда и была разработана и предложена опция автоподписки. Это связано с тем, что, по мнению Минфина, отказ от «молчунов» в новой системе может привести к снижению стоимости одного пенсионного балла. Данную инициативу поддерживают и в Банке России, там называют автоподписку ключевым элементом ИПК, без которого новая пенсионная система не заработает. В свою очередь, Минтруд выступает категорически против автоподписки к ИПК.

Пока чиновники финансового и социального блока спорят, концепция новой пенсионной реформы продолжает прорабатываться. Планируется, что ИПК заработает в 2019 году и работодатель должен будет обязательно подключить к нему всех сотрудников. После этого вся накопительная часть обязательной пенсионной системы полностью перейдет в «состав портфеля» индивидуального пенсионного капитала. Накопления «молчунов» будут либо конвертированы в пенсионные баллы, либо переведены в НПФ, после чего следующие пять лет добровольные отчисления будут производиться в размере 0% и с каждым годом будут увеличиваться на 1 пункт, пока не достигнут 6%. Остается неясность в том, по какому признаку будут распределяться «молчуны» между НПФ и ПФР. Хотелось бы, чтобы разработчики новой концепции четко обозначили эти критерии, что позволит внести ясность в бизнес-процесс, ориентированный на «молчунов».

Несмотря на то что участие в ИПК будет квазидобровольным, можно с уверенностью сказать, что граждане, даже те, кто задумывается о своей будущей пенсии, не станут торопиться менять имеющеюся пенсионную модель. Ментальность россиян такова, что, прежде чем использовать какие-либо новации, российские граждане предпочитают посмотреть со стороны, как это работает. А этот факт дает повод думать о том, что использование «пенсионных каникул» будет массовым, и не исключено, что многократным, в надежде, что за отведенное на данные каникулы время все утрясется, станет прозрачным и понятным. С этой точки зрения ИПК в первые пять лет для бизнес-модели негосударственных пенсионных фондов является экономически невыгодным, так как получить накопления граждан, решивших сменить НПФ, УК или перевести накопления из ПФР, фонды смогут только через пять лет. До этого инвестировать можно будет только новые поступления, которых может не быть, если граждане будут использовать те самые пресловутые пятилетние каникулы.

Помимо «мертвых душ» с нулевыми взносами, на инвестиционной прибыли НПФ и, как следствие, на суммах пенсионных выплат скажется и центральный администратор (ЦА), так как затраты на его создание будут возложены на негосударственные пенсионные фонды. Центральный администратор — это новая, коммерческая структура, задуманная для регулирования деятельности НПФ, учета поступлений на счета ИПК и ведения базы данных клиентов. Подразумевается, что ЦА станет инструментом для снижения издержек пенсионных фондов на администрирование всей системы и возьмет на себя тот функционал, который фонды, ПРФ и налоговая служба сейчас выполняют самостоятельно, то есть будет выполнять функции обычного аутсорсера. Эту работу нужно будет оплачивать. Отсюда вытекает еще один острый вопрос: какими будут тарифы за услуги центрального администратора для НПФ и кто будет их устанавливать? Отсутствие конкретики в данном аспекте реформы вызывает серьезные опасения и вопросы у представителей отрасли.

Вывод очевиден: если инициаторы пенсионной реформы хотят, чтобы новая система заработала и не вызывала отторжения ни у социума, ни и у бизнеса, то концепцию ИПК необходимо основательно дорабатывать.